Лирический детектив

Wednesday, December 28 2005 @ 05:44 AM MSK

Contributed by: Adela Vasiloi

Шуточный разбор стихотворения "Она", опубликованного на сайте avtor.net.ru. (Aвтор стихов - Allira)

В комментариях к своему произведению автор призывает нас подумать и докопаться до смысла (причем до СВОЕГО смысла!) Что ж, попробуем. Итак, первая строфа –

Она смотрела свысока

на город и огни,

стояла молча у обрыва

каменной скалы.

Лирическая героиня стоит высоко на скале у обрыва и с этой высокой точки смотрит на город и ночные огни. Правда, у автора написано «свысока», но поскольку на неодушевленные предметы вряд ли можно смотреть свысока, будем считать, что это опечатка. Вторая строфа –

Она смотрела на траву,

лежала на земле,

ходила тихо по песку

в той предрассветной мгле.

Следовательно, несколько позже, а точнее перед рассветом, когда из-за предрассветной мглы ничего уже нельзя было разобрать, героиня на ощупь спустилась со скалы и легла на землю, очевидно, боком, разглядывая траву. Потом она встала и тихо побрела по обнаруженной ею полоске песчаной почвы, скорее всего у ручья, упомянутого в третьей строфе. Третья строфа –

Она сидела у ручья,

прижав к себе кинжал.

Сидела у могилы днем,

держа в руках бокал.

Когда наша лирическая героиня добрела до ручья, она достала из сумочки окровавленный кинжал и страстно прижала его к груди. Совершенно ясно, что убийство она совершила еще до рассвета, вероятно, ночью, чем и объясняется, кстати, почему ей вздумалось лезть на скалы. У ручья она сидела долго, очевидно приводила себя в порядок, смывая кровь с орудия убийства и с предметов одежды. Потом она ждала, когда подсохнет одежда и только днем, наконец, она смогла пойти к могиле и почтить память убиенного ею, по-видимому, родного и близкого ей человека. Здесь она достала из своей объемистой сумки бокал и бутылку сухого красного вина и долго сидела, безмолвно плача и держа бокал в руке. Четвертая строфа –

В бокале красное вино,

немного ее слез,

мелодия мечты былой,

осколки светлых грёз...

Итак, вино в самом деле было красное, слегка разбавленное ее слезами, которыми она оплакивала «мелодию своей былой мечты и осколки светлых грез», разбитых, по всей видимости, лежащей в могиле жертвой ее страстной и смертоносной любви. Пятая строфа -

Она смотрела свысока

на мир и суету,

зимой гуляла босиком

по мокрому песку.

Успокоившись, она просушила глаза платочком и стала снова смотреть дерзко и свысока (на сей раз без пробела) на мир и суету мирскую. Здесь большой пропуск, мы видим героиню уже в разгар зимы, гуляющей по мокрому песочку босиком. Почему не мерзлому, спросите вы? Но ведь это была горячая женщина, при таком накале страстей, бушующих в ее неординарном организме, лед таял вокруг нее по крайней мере на расстоянии метра или чуть больше. Таким образом, когда она ступала на песок, там уже была лужа. Шестая строфа –

Она сидела на полу

и прогоняла боль.

Ни звука в слух не говоря,

смотрела на огонь.

Придя после прогулки домой, она садилась на пол и магическими пассами прогоняла боль. При этом вслух никаких звуков издавать не рекомендовалось, и нужно было неотрывно глядеть на пламя свечи, горящей в нарисованной ею пентаграмме. Седьмая строфа –

Сидела молча у огня

и вспоминала пир,

Не осуждая ни за что

такой жестокий мир...

Кончив ворожить, она подсаживалась к камину и опять же молча, с глубокой умиротворенной печалью вспоминала свой последний выход в свет с любимым человеком. Она никого не винила и никого не осуждала, поскольку ее собственное жестокое преступление осталось нераскрытым… Заключение. Разбираемое лирическое произведение не является ни в коей мере абстрактным. Наоборот, оно предельно конкретно – героиня стоит, смотрит, потом ложится, немного времени спустя ходит, сидит, прижимает, опять смотрит, гуляет, сидит, прогоняет, снова смотрит, вспоминает и наконец, не осуждает. Под первым пластом этих простых действий находится глубинный пласт внутренних переживаний героини, настрой которой передают слова: свысока (два раза), молча (два раза) и тихо. Эпизоды с кинжалом и с могилой совершенно точно указывают на совершенное ею преступление, а зимнее хождение по мокрому песку – на бурный, можно сказать кипящий темперамент. А сидение у могилы с бокалом красного вина пополам со слезами недвусмысленно указывает на личность убитого. Да будет ему земля пухом!

0 comments



http://adela.cobra.ru/article.php/20051228054428689