Home  :  Contribute  :  Account  :  My Downloads  :  Gallery  :    
Clubul filosofic "Hypatia"
 Welcome to Hypatia
 Saturday, May 21 2022 @ 06:29 PM MSK

Белой магией стихов. Часть первая.

   

Стихи на русскомВ белой магии стихов ч. 1 Адела Василой и классики "Диалоги Сердец", сайт на СТИХИ.ру. (Ответы из классической литературы подбирает Юлия Акатова)

 

Адела Василой, "Наваждение"

Белым-белым наважденьем
Загляну к тебе в окно,
То ли светом, то ли тенью
Феей грёз, в немом кино.

Просочусь туманным паром,
Сквозь предательскую щель -
Пряным веяньем, угаром
Одурманю, словно хмель.

И от шока болевого
Ты глаза откроешь вдруг,
Тихим-тихим-тихим словом
Закружу-кружу вокруг.

И смиришься ты с судьбою,
От волшебно-сладких слов -
Умирать и жить одною
Белой магией стихов....

Максимилиан Волошин:

"Обманите меня... но совсем, навсегда...
Чтоб не думать зачем, чтоб не помнить когда...
Чтоб поверить обману свободно, без дум,
Чтоб за кем-то идти в темноте наобум...

И не знать, кто пришел, кто глаза завязал,
Кто ведет лабиринтом неведомых зал,
Чье дыханье порою горит на щеке,
Кто сжимает мне руку так крепко в руке...

А очнувшись, увидеть лишь ночь и туман...
Обманите и сами поверьте в обман."


2. Адела Василой, "Обмануться нетрудно"

Обмануться нетрудно, если хочешь ты сам
Отболевши тоскою - с ходу прыгнуть в лиман
Этой страсти мятежной, что как яд и бальзам...
Упиваться и плакать, и поверить в обман.

Словно солнцу июня, ты поверь голосам
Деревень полусонных в предзакатный туман,
Соловьёв, что ликуют ввечеру по лесам...
И сердцам простодушным - а не ясным умам.

Ты поверь в этот лёгкий стрекозиный полёт,
Над ручьём с камышами - целый день напролёт,
Травам пахнущим мёдом, развесёлым цветам...

Ты поверь, что сама я обмануться хочу,
И что ложь эту правдой обернуть по плечу
Лишь наивным и храбрым молодым простакам!


Федерико Гарсиа Лорка, "ПЕРЕПУТЬЕ"

"Как больно, что не найду
Свой стих в неведомых далях
страсти, и, на беду,
мой мозг чернилами залит!

Как жалко, что не храню
рубашки счастливца: кожи
дублёной, что на броню,
отлитую солнцем похожа.

(перед моими глазами
буквы порхают роями.)

О, худшая из болей -
поэзии боль вековая,
болотная боль, и в ней
не льётся вода живая!

Как больно, когда из ключа
песен хочешь напиться!
О, боль слепого ручья
И мельницы без пшеницы!

Как больно, не испытав
боли, пройти в покое
средь пожелтелых трав
затерянною тропою!

Но горше всего одна
боль веселья и грёзы -
острозубая борона,
рыхлящая почву под слёзы!

(Луна проплывает вдоль
горы бумаг средь тумана.)
О, истины вечная боль!
О, вечная боль обмана!"


3. Адела Василой, "Любовь победит химер"

Темницы страстей – в сердцах
И в хитросплетеньях вен.
Ключи не дари глупцам,
Уж лучше... стихи и плен!

Ты душу одел в броню
Из солнечных звень...лучей?
Носи на счастье... браню
Тебя – не за грусть очей!

Лети, мотылёк, на свет,
Не спутав его с огнём...
Меж ними границы нет -
Преграду создай умом.

Пусть твой целомудрен пыл
Пребудет - не похотлив!
Не чтоб отлюбил-забыл,
И сразу занёс в архив...

Хоть ногтем – по мгле пещер,
Хоть кремнем - по камню плит,
Любовь победит химер...
Поэзия победит!


Райнер Мария Рильке:

"Час пробил, упал, отдаваясь в мозгу,
сметая сомнения тень:
и в дрожь меня бросило: вижу: смогу -
схвачу осязаемый день.

Ничто - вне прозрений моих - не в счет:
застыв, каменеет путь.
Лишь к зрелому зрению притечет
вещей вожделенная суть.

_Ничто_ мне - ни что. Но любя его, я
на фоне пишу золотом:
чью душу восх_и_тит? - и тьма ли Твоя? -
огромный неведомый дом..."


4. Адела Василой, "Час вдохновенья"

Сорвался, упал, словно камень с души,
Мой час вдохновенья... тяжёл.
Мелькнул в нём алмаз – на осколки кроши!
Не худшее это, из зол...

В породе пустой - драгоценностей ноль.
Сомнения трепет и шок
Точили и рвали мозги исподволь,
А сердце глодал мне порок...

Но мудрость с годами приходит... и вот:
Кристаллом сверкнула мне суть!
Творить чтобы музыку – надо семь нот,
И душу – на фазу замкнуть!


Федерико Гарсиа Лорка, "Газель о чудесной любви"

" Огонь и гипс
безжалостной пустыни
была ты в сердце влагой на жасмине.

Огонь и блеск
безжалостного неба,
была ты в сердце шелестами снега.

Пустырь и небо
руки мне сковали.

Пустыни неба
раны бичевали"


5. Адела Василой, "Награда"

Промозглый дождь
И тропиков болота...
Ты был мне в небе – солнца позолотой.

Обрывки туч,
И снова мрак и холод...
Ты был огнём – всегда горяч и молод.

Мне темень туч
Легла на сердце болью...

А солнца луч
Вознаградил любовью.


Хуан Рамон Хименес:

"Мой лоб и небо -
два мирозданья! -
мой лоб и небо.

А между ними - ласка ветра,
руки единственной и верной
касанье, переизбыток то радости, то грусти...
А ветер вознесёт и вдруг отпустит.

Всё оживает в выси.
Я осязаю мысли,
и, становясь крылатыми,
опять к земле летят они.

И всё.
- Любовь, не ты ли
тот ветерок, чьи крылья
над лбом моим парили."


6. Адела Василой

Твой лоб чист и высок –
Он как мост между двумя мирами,
Твой лоб мечтателя и поэта...

Твои глаза – две галактики.
Когда ты улыбаешься,
В них сияют мириады звёзд –
Белых, голубых, красных...
Красивых и очень разных.

А когда ты задумчив,
Твои мысли взлетают в небо
Бесшумными стаями...
Иногда одна их них опускается мне на плечо.

И я догадываюсь: её вдохновила любовь!
Она о чём-то тихо курлычет мне на ухо,
И я ей отвечаю: «Конечно, я его люблю!»


Федерико Гарсиа Лорка:

"Я боюсь потерять это светлое чудо,
что в глазах твоих влажных застыло в молчанье,
я боюсь этой ночи, в которой не буду
прикасаться лицом к твоей розе дыханья.

Я боюсь, что ветвей моих мёртвая груда
устилать этот берег таинственный станет;
я носить не хочу за собою повсюду
те плоды, где укроются черви страданья.

Если клад мой заветный взяла ты с собою,
если ты моя боль, что пощады не просит,
даже если совсем ничего я не стою, -

пусть последний мой колос утрата не скосит
и пусть будет поток твой усыпан листвою,
что роняет моя уходящая осень."


7. Адела Василой, "Буду пульс твой читать"

Ты не бойся, любимый, страшны ли потери,
Если с каждой секундою крепче объятья?
Силу чувства и страсти возможно ль измерить?
Ради счастья такого готова страдать я...

Для тебя потайные откроются двери,
Что к вершинам ведут – наслажденья и счастья,
Стану кладом твоим драгоценным – поверишь?
Бриллиантом в браслете часов на запястье...

Буду пульс твой читать, как открытую книгу,
Буду сердце твоё ощущать каждой гранью,
Буду сон твой лелеять, и каждому мигу

Нашей жизни с тобой удивляться я стану...
Не таи же на сердце сомнений веригу,
Я с тобой навсегда – самой ласковой ланью!


Борис Пастернак:

"Никого не будет в доме,
Кроме сумерек. Один
Зимний день в сквозном проеме
Незадернутых гардин.

Только белых мокрых комьев
Быстрый промельк моховой,
Только крыши, снег, и, кроме
Крыш и снега, никого.

И опять зачертит иней,
И опять завертит мной
Прошлогоднее унынье
И дела зимы иной.

И опять кольнут доныне
Неотпущенной виной,
И окно по крестовине
Сдавит голод дровяной.

Но нежданно по портьере
Пробежит сомненья дрожь,-
Тишину шагами меря.
Ты, как будущность, войдешь.

Ты появишься из двери
В чем-то белом, без причуд,
В чем-то, впрямь из тех материй,
Из которых хлопья шьют."


8. Адела Василой, "Чистой воды хулиганство"

В сумраке ночном, угрюмом,
Тих, объят печальной думой,
Я дремал над книгой умной,
Позабытых древних саг...

Уловил вдруг, еле-еле,
Тень движенья на портьере,
Шорох странный возле двери..
Не попасть бы мне впросак.

Помню эту ночь злосчастья,
И декабрьское ненастье,
Танец светотеней, страстный,
От камина – на ковре...

В мудрости нет избавленья,
Книги не дают забвенья
В жизни бренной – та же тень я,
Беззащитная вполне...

Я не ждал добра от жизни –
И судьба катилась к тризне,
Преломляясь, словно в призме,
Насмехаясь надо мной...

Вдруг... услышал шаг твой лёгкий –
Милый ритм твоей походки,
Дивный голос лани робкой...
Ты пришла... О Боже мой!

Напрочь позабыв о сплине,
Заиграл огонь в камине,
Даже небо стало синим -
Это ты тому виной!


Борис Пастернак:

"Мело, мело по всей земле
Во все пределы.
Свеча горела на столе,
Свеча горела.

Как летом роем мошкара
Летит на пламя,
Слетались хлопья со двора
К оконной раме.

Метель лепила на стекле
Кружки и стрелы.
Свеча горела на столе,
Свеча горела.

На озаренный потолок
Ложились тени,
Скрещенья рук, скрещенья ног,
Судьбы скрещенья.

И падали два башмачка
Со стуком на пол.
И воск слезами с ночника
На платье капал.

И все терялось в снежной мгле
Седой и белой.
Свеча горела на столе,
Свеча горела.

На свечку дуло из угла,
И жар соблазна
Вздымал, как ангел, два крыла
Крестообразно.

Мело весь месяц в феврале,
И то и дело
Свеча горела на столе,
Свеча горела."


9. Адела Василой, "Гремел, гремел"

Гремел, гремел весенний гром,
А ты несмелый,
Зачем стоять-то за углом
С пучком омелы?

Намедни ветер был с дождём –
Такой пройдоха!
Сломал мне иву, под окном
Теперь мне плохо!

Ну что ты? Заходи же в дом.
Тут нет собаки...
Зачем же лезть-то напролом,
Чрез буераки?

Сломаешь ноги... что потом?
Зачем кроссовки?
Скрестить-то даже не смогём,
Хоть оба ловки!


Николай Заболоцкий:

"Зацелована, заколдована,
С ветром в поле когда-то обвенчана,
Вся ты словно в оковы закована,
Драгоценная моя женщина!

Не весёлая, не печальная,
Словно с тёмного неба сошедшая,
Ты и песнь моя обручальная,
И звезда моя сумашедшая.

Я склонюсь над твоими коленями,
Обниму их с неистовой силою,
И слезами и стихотвореньями,
Обожгу тебя, горькую, милую.

Отвори мне лицо полуночное,
Дай войти в эти очи тяжёлые,
В эти чёрные брови восточные,
В эти руки твои полуголые.

Что прибавится - не убавится,
Что не сбудется -позабудется....
Отчего же ты плачешь, красавица?
Или это мне только чудится?"


10. Адела Василой. "Не брани меня"

То не месяц меня заколдовывал -
Ветер с гор целовал, переменчивый,
Я любовью да страстью закована,
И оковы на мне – горем мечены!

Но печали мои – непоказные,
И в глубинку пути – не проложены
К ней тропинки ведут непролазные,
Что думкой горькою лишь исхожены...

Не брани ты меня, драгоценный мой,
Только сущность свою не открою я...
Ты прими меня неземною такой –
Как придумал меня, как душой ваял!

Что внутри меня – почвы глинные,
Ох, тяжелые... И тебе ли не знать!
Ты женою себе исполинною,
Захотел изваять, да на грех, видать...

Не брани меня - не моя вина...


Николай Гумилёв, "СЛОНЁНОК"

"Моя любовь к тебе сейчас - слонёнок,
Родившийся в Берлине иль Париже
И топающий ватными ступнями
По комнатам хозяина зверинца.

Не предлагай ему французких булок,
Не предлагай ему кочней капустных,
Он может съесть лишь дольку мандарина,
Кусочек сахара, или конфету.

Не плачь, о нежная, что в тесной клетке
Он сделается посмеяньем черни,
Чтоб в нос ему пускали дым сигары
Приказчики под хохот мидинеток.

Не думай, милая, что день настанет,
Когда, взбесившись, разорвёт он цепи
И побежит по улицам и будет
Как автобус, давить людей вопящих.

Нет, пусть тебе приснится он под утро
В парче и меди, в страусовых перьях,
Как тот, великолепный, что когда-то
Нес к трепетному Риму Ганибала."


11. Адела Василой, "Плод цивилизации"

Как ты капризен, милый мой слонёнок!
Беглец из Рая, избалован блеском
Не подлинных красот, а убелённых
И нарумяненных до полного гротеска!

Кочан капусты – пища для плебеев,
А булки ныне не вполне съедобны.
Вот долька мандарина, по идее,
Эстету пригодится - камнем пробным...

Аристократу клетка – та ж рубашка,
Что сделана по мерке, от Армани,
И коли с джунглями теперь промашка -
Удобно в ней валяться на диване...

И в грёзах праздных о парче и перьях
Стращая люд лихой ездой в Ferrari,
Ты будешь самым элегантным зверем –
Ведь ты всегда и в форме. и в ударе!


Николай Гумилёв

"Он поклялся в строгом храме
Перед статуей Мадонны,
Что он будет верен даме,
Той, чьи взоры непреклонны.

И забыл о тайном браке,
Всюду ласки расточая,
Ночью был зарезан в драке
И пришёл к предверьям рая.

"Ты ль в моём не клялся храме,-
Прозвучала речь Мадонны,-
Что ты будешь верен даме,
Той, чьи взоры непреклонны?

Отойди, не эти жатвы
Собирает Царь Небесный.
Кто нарушил слово клятвы,
Гибнет, богу неизвестный".

Но печальный и упрямый,
Он припал к ногам Мадонны:
"Я нигде не встретил дамы,
Той, чьи взоры непреклонны".


12. Адела Василой, "Не клянись никому"

Не клянись никому, никогда, и ни в чём!
Для того ли свобода дана человеку?
Да и много ли радости ближнему в том,
Что ты верность хранишь не любви, а обету?

Не прикажешь сердечку – в нём разума нет,
Разлюбило – скажи, и проси избавленья...
Пусть и больно сперва – но раскладом планет
Не расписаны жизни, без права сомненья.

Наши судьбы подвержены и чудесам,
И случайностям глупым, и шуткам недобрым,
Только жизни во лжи, по Вселенским часам,
Приравняют к нулю. Организм разобран,

И вовек не собрать, не прожить ещё раз...
Значит – честно живи, не другим напоказ.


Николай Гумилёв, "Потомки Каина"

"Он не солгал нам, дух печально-строгий
Принявший имя утренней звезды,
Когда сказал: "Не бойтесь высшей мзды,
Вкусите плод и будете как боги".

Для юношей открылись все дороги,
Для старцев - все запретные труды,
Для девушек - янтарные плоды
И белые, как снег, единороги.

Но почему мы клонимся без сил,
Нам кажется, что Кто-то нас забыл,
Нам ясен ужас древнего соблазна.

Когда случайно чья-нибудь рука
Две жёрдочки, две травки, два древка
Соединит на миг крестообразно?"


13. Адела Василой, "СПЛЕТЯ ЗАКОНЫ БЫТИЯ..."

Сплетя законы бытия в клубок,
Распутать их – увы! – совсем не просто...
От континента знаний - полуостров
Доступен, если ты не полубог,

Не Архимед, что сдвинуть Землю мог
(При всём при том, что он не вышел ростом),
Не чародей лукавый Калиостро,
Соединивший знанье и порок.

Иным в невежестве удобней жить,
И не ломая зубы о гранит
Науки, ждут Вселенский Рагнарок*,

И не стремясь поймать свою звезду,
Они от истины добра не ждут –
Простой народ рисует свой лубок!

*Рагнарок - конец света, Эпоха Огня (сканд.мифология)


Райнер Мария Рильке:

"Край молчаливый, где безмолвствуют прозренья,
край, где свое вино,
где помнит каждый холм о первом дне творенья,
где время продлено.

Край этот слишком горд, чтоб веку покоряться,
меняющему всех;
предпочитает он, счастливый, повторяться,
как вяз и как орех.

Край, где без новостей повсюду говор ясных
неистощимых вод,
и эти гласные средь каменных согласных
струятся круглый год."


14. Адела Василой, "Где сквозь лозу..."

Там, где сквозь лозу, оплетающую небо,
Солнце рисует узоры,
В краю, где детей кормят самым сладким хлебом,
Где пахнут мускатом зори,

Люди веселы и щедры... угостят вином,
Вкусной едой и беседой
О жизни и об урожае, о том, о сём,
И печаль сгинет бесследно...

Там девы поют самые грустные песни,
Не умея жить без любви...
Похвалите тот край – им будет очень лестно,
И сразу станете своим.

Юнна Мориц:

"Не бывает напрасным прекрасное.
Не растут даже в черном году
Клен напрасный, и верба напрасная,
И напрасный цветок на пруду.

Невзирая на нечто ужасное,
Не текут даже в черной тени -
Волны, пенье, сиянье напрасное
И напрасные слезы и дни.

Выпадало нам самое разное,
Но ни разу и в черных веках -
Рожь напрасная, вечность напрасная
И напрасное млеко в сосках.

Дело ясное, ясное, ясное -
Здесь и больше нигде, никогда
Не бывает напрасным прекрасное!
Не с того ли так тянет сюда

Сила тайная, магия властная,
Звездный зов с берегов, облаков, -
Не бывает напрасным прекрасное! -
Ныне, присно, во веки веков... "


15. Адела Василой, "Зачем на свете красота"

Зачем на свете красота?
В ней тайный знак Природы:
В моём подарке нет вреда
Под синим небосводом!

Но если в чём-то есть изъян –
Не трогай, оглянись-ка!
В уродстве прячется обман
И вред для организма.

Не трогай яблочко с гнильцой
И с пятнышком порока,
От монстра отверни лицо –
Убожество жестоко!

Прекрасен мир, когда открыт
Вовне - добром и светом,
И красотою говорит
Он с добрым человеком.


Райнер Мария Рильке:

"Не узнаешь ли ты,
душу цветам открывая,
какова роковая
тяжесть пылкой мечты.

Кто созвездия вплел
в смутные наши печали,
что бы ни означали
звезды, слишком тяжел

гнет нашей скорбной цели
для них; кто выдержит вес
крика, кроме постели
и стола (стол исчез).

Кто яблоко упрекает
в том, что оно привлекает?
Сладость в нем затаена
и опасность не одна.

То, что яблоку подобно,
мраморное несъедобно,
и оно же, роковое,
всего хуже восковое.

Кто знает, как движет нами
невидимое, как нас
невидимый временами
обманывает отказ.

Смещается в безрассудстве
средоточие, тот,
кто сердцем твоим слывет:
великий магистр отсутствий."


16. Адела Василой, "Мечты"

Цветы однажды мне сказали:
Мечты суть праздники души –
В них свет и тень, стремленье к дали,
Желанья, тайны, миражи.

В них незаконченность идеи
И прелесть тысячи свобод –
Поток желаний не скудеет,
И толпы мыслей ищут брод.

В них лёгкость мыслей не матёрых,
В них юношеский пыл и прыть,
И каверзы решений скорых,
И право быть – или не быть!

Мечты с цветами очень схожи:
Цветут недолго и вразброд,
И тяжесть обретя, под кожей
Из завязи возникнет плод.

Но если пустоцветом будет
Иная, и не даст плода,
Завянет в круговерти буден,
С тобой и с Богом не в ладах...


Константин Бальмонт, "Как цветок"

"Как цветок я хочу расцвести
И угаснуть без слова упрека,
И в душе я сумею найти
Бесконечный расцвет златоока.

Я как ландыш, бледнея, цвету
Для мечтательных, нежных, влюбленных,
И в лесу создаю красоту
Для сердец, красотой утомленных.

Полюбив молодую Весну,
В поцелуях сплетенные тени,
Я порою всю ночь не усну
И мечтаю как ветка сирени.

И, узнавши из пения птиц,
Что окончились празднества Мая,
Я при свете полночных зарниц
Расцвету как гвоздика лесная.

И когда, разлюбивши мечты,
Я забудусь в могильной постели,
Надо мной, в торжестве Красоты,
Навсегда расцветут иммортели"


17. Адела Василой, "Иммортель"

В этом имени привкус латыни,
Отрицание смерти и зла,
В нём – сверкание звёздной Полыни,
Глубина без надежды, без дна.
В нём – дыхание луга, под август,
Обесцвеченных зноем цветов,
И сиренево-грёзовый парус,
И колючий укус лепестков...
Иммортель – обещанье бессмертья
В ломкой хрупкости небытия...
Хоть с трудом догорают соцветья,
Догорю в этом цвете и я.


Николай Заболоцкий, "ОБЛЕТАЮТ ПОСЛЕДНИЕ МАКИ"

"Облетают последние маки,
Журавли улетают, трубя,
И природа в болезненном мраке
Не похожа сама на себя.

По пустынной и голой аллее
Шелестя облетевшей листвой,
Отчего ты, себя не жалея,
С непокрытой бредешь головой?

Жизнь растений теперь затаилась
В этих странных обрубках ветвей,
Ну, а что же с тобой приключилось,
Что с душой приключилось твоей?

Как посмел ты красавицу эту,
Драгоценную душу твою,
Отпустить, чтоб скиталась по свету,
Чтоб погибла в далеком краю?

Пусть непрочны домашние стены,
Пусть дорога уводит во тьму,-
Нет на свете печальней измены,
Чем измена себе самому."


18. Адела Василой, "Облетели и вязы, и клёны"

Облетели и вязы, и клёны,
И каштаны расстались с листвой,
Лишь душе, не в сезон распалённой,
Всё мерещится лик молодой.

И сама - словно клён облетевший,
В неприкрытой любовью тоске...
Побрела по траве поседевшей
Стиснув сердце в худом кулаке.

Ты куда собралась, дорогая?
Что бредёшь ты, ослепши от слёз?
В глубине его поросль другая
Не погибнет от мороси рос!

Не отдай во враждебные руки,
И надеждой его успокой...
Нет на свете печальней разлуки,
Чем разлука с умершей мечтой!


Хуан Рамон Хименс (перевод С. Гончаренко):

"Над слюдою речного плёса,
над стеклом в золотых отливах -
зачарованный берег в белых
тополях и зелёных ивах.
Бьётся в русле уснувшем сердце,
льётся в сонной излуке сердце,
и реке упоенной снится
женский голос и голос флейты.
Зачарованный берег...Ивы
Окунулись в затон глубокий
и целуют во сне ветвями
золотое стекло затоки.
И рукою подать до неба,
и течёт это небо сонно,
голубым серебром тумана
гладя водную гладь и кроны.

Примечтался сегодня сердцу
этот берег с плакучей ивой,
и решило оно за счастьем
плыть по воле волны сонливой.
Но у самой воды внезапно
на глаза навернулись слёзы:
зачарованный голос песню
пел совсем у другого плёса."


19. Алела Василой "Как у плёса..."

Как у плёса речного ласково
Греет солнце в ажурном кружеве,
Зачарованный берег сказками
Залопочет... Иве-подруженьке
Тополь белый нашепчет нежностей...
Ах ты Ивушка, светлокосая,
Погляди-ка, свет – в той безбрежности
Как звенит июль над покосами!
Как поёт река женским голосом
Песни грустные, да душевные...
Ковыли трясут спелым колосом,
Будто зёрнышки в них волшебные.
Всякий звук хорош в той симфонии...
Подними ко мне ветки-рученьки.
Обними меня, Ива сонная,
Будь счастливою, не плакучею!


Иван Алексеевич Бунин:

" Перед закатом набежало
За лесом облако - и вдруг
На взгорье радуга упала
И засверкало всё вокруг.

Стеклянный, редкий и ядреный,
С весёлым шорохом спеша,
Промчался дождь, и лес зелёный
Затих, прохладою дыша.

Вот день! Уж это не впервые:
Прольётся - и уйдёт из глаз...
Как эти ливни золотые,
Пугая, радовали нас!

Едва лишь добежим до чаши -
Всё стихнет..О, росистый куст!
О, взор, счастливый и блестящий,
И холодок покорных уст!"


20. Адела Василой, "Ливень"

Как в поле было нам просторно!
Мы, взявшись за руки, шагали
И ветер, словно на валторне,
Гудел нам про свои печали.

Листвою ворковали клёны,
Любовь пророчили ромашки...
Внезапно... дождь полил ядрёный.
Куда там – добежать до чащи!

Природа заиграла фугу
На сотне инструментов сразу,
И дождик танцевал по лугу
Так бодро – будто по приказу!

Бежим! Хоть это бесполезно!
В нелепом мокром крепдешине...
Ты говоришь, что я прелестна?
А вот и ливня нет в помине!

Мы целовались без опаски
У мокрой от дождя лещины,
Двойная радуга из сказки
Смеялась в небе без причины...


Афанасий Фет, "ВОСТОЧНЫЙ МОТИВ"

"С чем нас сравнить с тобою, друг прелестный?
Мы два конька, скользящих по реке,
Мы два гребца на утлом челноке.
Мы два зерна в одной скорлупке тесной,
Мы две пчелы на жизненном цветке,
Мы две звезды на высоте небесной."


21. Адела Василой "Сокол"

С чем сравнить тебя, любимый? С гордым соколом?
В небесах паришь, чуть зримый... Гордым соколом!
И на жизнь глядишь земную – гордым соколом!
Знаешь жизнь совсем иную – гордый сокол мой!
Поднимусь с тобою в горы – гордый сокол мой!
И на счастье, и на горе – гордый сокол мой!
А когда сгорим дотла – гордый сокол мой,
Мы в Созвездие Орла улетим с тобой!


Иннокентий Анненский, "Мучительный сонет"

"Едва пчелиное гуденье замолчало,
Уж ноющий комар приблизился, звеня...
Таких обманов ты, о сердце, не прощало
Тревожнойпустоте оконченного дня?

Мне нужен талый снег под желтизной огня,
Сквозь потное стекло светящего устало,
И чтобы прядь волос так близко от меня,
Так близко от меня, развившись, трепетала.

Мне надо дымных туч с померкшей высоты,
Круженья дымных туч, в которых нет былого
Полузакрытых глаз и музыки мечты

И музыки мечты, ещё не знавшей слова..
О, дай мне только миг, но в жизни, не во сне!
Чтоб мог я стать огнём или сгореть в огне!"


22. Адела Василой, "Ночь страстей"

О, ночь моих мучений, мой странный рай Валгалла!
Воюю с комаром я, что целится в меня,
Себя остервенело бью по чему попало,
И мелочь – всё, что было со мной в теченье дня...

Убью отродье ада, чтоб больше не пищало,
Не ело, не летело, как тетива, звеня!
Мучитель мой полночный, останешься без жала,
И на твоих останках спляшу, осатаня!

Настанет час триумфа! И жрица красоты
Мне принесёт на блюде окорочка свиного,
Пропахшего дымком от костра моей мечты...

И мёда Игдрасили* приму и выпью снова,
Будто суровый воин, в сознании успеха...
Пусть комары ничтожны, укусят – не до смеха!


* - по легенде, воины, обитающие в Валгалле, после удачно
проведённого боя воскрешали и садились пировать – ели мясо
волшебного вепря и пили мёд от волшебной козы Игдрасиль.


Артюр Рембо (перевод М. Кудинова)

"В харчевне темной с обстановкою простой,
Где запах лака с ароматом фруктов слился,
Я блюдом завладел с какою-то едой
Бельгийской и, жуя, на стуле развалился.

Я слушал бой часов и счастлив был и нем,
Когда открылась дверь из кухни в клубах пара
И в комнату вошла неведомо зачем
Служанка-девушка в своей косынке старой,

И маленькой рукой, едва скрывавшей дрожь,
Водя по розовой щеке, чей бархат схож
Со спелым персиком, над скатертью склонилась,

Переставлять прибор мой стала невзначай,
И чтобы поцелуй достался ей на чай,
Сказала: "Щеку тронь, никак я простудилась...""


23. Адела Василой, "Трактирщица"

На кухне день-деньской готовлю я еду
Для всяких бедняков, монахов и бродяг,
Что вереницей всё идут... А я всё жду –
Когда же суженый появится в дверях.

Из тысячи других его узнаю я -
Рассеянный, незлой, будто нездешний взгляд...
Он часто по ночам мне снился, и не зря –
Чьё сердце, чтоб узнать, с моим стучится в лад...

И робость одолев, к нему я подойду
Румянец нежных щёк не скроет тайных дум...
Нечаянно рукой, быть может, прикоснусь,

Спрошу: « Чего грустишь, не простудился, чай?»
А он, не будь дурак, обнимет невзначай,
И что произойдёт... я знаю наизусть!


Франческо Петрарка (перевод Е. Солоновича):

"Я чувствовал - оправдана тревога,
Вдали от вас не властен жизнь вдохнуть
Никто в мою хладеющую грудь,
Однако жажда жизни в нас от Бога,-

И я желанье отпустил немного,
Направя на полузабытый путь,
А ныне вновь кричу ему: "Забудь!"
И - дерг поводья: "Вот твоя дорога!"

Я знал, что оживу при виде вас,
Которую увижу вновь не скоро,
Боясь, что ваши очи оскорблю.

Отсрочку получив на этот раз,
Боюсь, недолго проживу, коль скоро
Желанью видеть вас не уступлю."


24. Адела Василой, "Я верю только сердцу"

Как жаль, мой тайный друг, что не могу
Отринув долг, отдаться волнам страсти,
И плыть неведомо куда, во власти
Любви. Не пожелаю и врагу

Такой судьбы. Но в сердце берегу
Мучительный порок - исток злосчастья,
Что рвёт мне душу медленно на части...
Но манит свет на дальнем берегу.

И очевидным знакам вопреки,
Я верю только сердцу своему –
И Вашим, полным нежности, глазам...

Мы оба погибаем от тоски,
И наши дни погружены во тьму,
Но к шалашу, где рай, забыт сезам...


Владимир Высоцкий:

"Здесь лапы у елей дрожат на весу,
Здесь птицы щебечут тревожно.
Живешь в заколдованном диком лесу,
Откуда уйти невозможно.

Пусть черемухи сохнут бельем на ветру,
Пусть дождем опадают сирени,
Все равно я отсюда тебя заберу
Во дворец, где играют свирели.

Твой мир колдунами на тысячи лет
Укрыт от меня и от света.
И думаешь ты, что прекраснее нет,
Чем лес заколдованный этот.
Пусть на листьях не будет росы поутру,
Пусть луна с небом пасмурным в ссоре,
Все равно я отсюда тебя заберу
В светлый терем с балконом на море.

В какой день недели, в котором часу
Ты выйдешь ко мне осторожно,
Когда я тебя на руках унесу
Туда, где найти невозможно...

Украду, если кража тебе по душе, -
Зря ли я столько сил разбазарил....
Соглашайся хотя бы на рай в шалаше,
Если терем с дворцом кто-то занял!"


25. Адела Василой, "В волшебном бору"

Я с детства мечтала - в волшебном бору
Прожить свою жизнь одиноко,
Чтоб птицы будили меня поутру,
Чтоб рядом – река Ориноко...

Чтоб пальмы росли во дворе, и лимон,
И разные фрукты там зрели,
И чтоб ровным счётом их был миллион,
Весной чтоб цвели там сирени...

Бананы и манго, папайя, гранат,
Клубника, малина и вишня,
И золотой ароматный мускат,
И дыня там будет не лишней!

Но вот ты явился, сердит и угрюм,
И рай мой тебе не по вкусу,
А вместо лесных ароматов – парфюм,
И множество разных искусов...

Мой милый, останься со мной в шалаше,
Зачем нам дворцы и мотели?
Здесь радостно сердцу, привольно душе,
И ласковы дикие звери!


Николай Гумилёв, "ЯГУАР"

"Странный сон увидел я сегодня:
Снилось мне, что я сверкал на небе,
Но что жизнь, чудовищная сводня,
Выкинула мне недобрый жребий.

Превращен внезапно в ягуара,
Я сгорал от бешеных желаний,
В сердце - пламя грозного пожара,
В мускулах - безумье содроганий.

И к людскому крался я жилищу
По пустому сумрачному полю
Добывать полуночную пищу,
Богом мне назначенную долю.

Но нежданно в темном перелеске
Я увидел нежный образ девы
И запомнил яркие подвески,
Поступь лани, взоры королевы.

"Призрак Счастья, Белая Невеста"...
Думал я, дрожащий и смущенный,
А она промолвила: "Ни с места!"
И смотрела тихо и влюбленно.

Я молчал, ее покорный кличу,
Я лежал, ее окован знаком,
И достался, как шакал, в добычу
Набежавшим яростным собакам.

А она прошла за перелеском
Тихими и легкими шагами,
Лунный луч кружился по подвескам,
Звезды говорили с жемчугами."


26. Адела Василой, "Линда Рая"

Я созвездьем у преддверья рая
Возлежала на небесном ложе,
Называли ангелы Линд-Раей,
Люди восхищались мною тоже...

Но не вечно даже в небе счастье,
И неведомо, по чьей указке,
С неба было суждено упасть и
Стать Невестой Белою, как в сказке.

Долго я скиталась по долинам,
По лесам, по горным перевалам,
Вопрошая: "Где ты, Мой Мужчина?"
Долю женскую свою искала...

Гордой заворожены красою,
Были мне покорны даже звери,
Так была я хороша собою...
Но в судьбе не избежать потери!

Как-то ночью в небе – ярким шаром,
Будто бы сверхновую взорвало,
И в сердечко - огненным кинжалом,
Жалом смерти, зубом ягуара!

Обернулась – ужас и досада!
Мощными прыжками мчал по лугу
Жёлтый ягуар, исчадье ада,
Будто увидал во мне подругу

Или жертву. От его оскала -
Дрожь... и злость небесного изгоя.
Вскинув руку: Стой! - ему сказала,
Сто собак направив на него, я.

И ушла, но долго за спиною -
Пёсий рык, ночную тишь стирая,
А потом, как шелест: «За тобою
Я упал с небес, о Линда Рая...»


Продолжение смотреть здесь:

http://www.stihi.ru/2009/06/30/3854




What's Related

Story Options

Белой магией стихов. Часть первая. | 0 comments | Create New Account
The following comments are owned by whomever posted them. This site is not responsible for what they say.
 Copyright © 2022 Hypatia
 All trademarks and copyrights on this page are owned by their respective owners.
Powered By Geeklog 
Created this page in 0.07 seconds